В Гималаи — за здоровьем


1 Октября 2010

В Гималаи — за здоровьем
№3 (3810) 5 марта 2010 года
От теории к практике


Ринад Минвалеев проводит испытания практики йоги «Туммо» на Кавказе в августе 2009 г. Станция «Приют одиннадцати» (4200 м) на Эльбрусе.

В декабре в Санкт-Петербург вернулась команда участников международной научно-исследовательской экспедиции «Гималаи-2009». В экспедиции участвовали сотрудники Национального института здоровья, кафедры физической культуры и спорта СПбГУ и киностудия исторического фильма «Фараон». Цель экспедиции — исследование нового метода повышения холодоустойчивости человека, который разработали ученые СПбГУ — физиолог Р.С.Минвалеев и математик А.И.Иванов — на основе древней тибетской йоги «Туммо».

Уникальные результаты исследований в Гималаях будут использованы в государственной программе РФ «Здоровье нации» для лечения и профилактики атеросклероза и туберкулеза. Будут полезны они и для разработки специальной тренировочной программы для профессиональных спортсменов. Повышение спортивных результатов и усовершенствование тренировочного процесса особенно актуальны в преддверии зимних Олимпийских игр в Сочи (2014).

Об итогах высокогорной экспедиции и о значении исследований физиологов рассказывает научный руководитель проекта Ринад Султанович МИНВАЛЕЕВ, доцент кафедры физической культуры и спорта СПбГУ. Он физиолог, кандидат биологических наук, свою диссертацию, защищенную в 1999 году под научным руководством академика А.Д.Ноздрачева, посвятил исследованию физиологии йоги — изучал кровоток в сердце и во внутренних органах человека, когда тот принимает йоговские позы (асаны).


СОГРЕТЬСЯ НО НЕ МЫШЦАМИ
— Что это за новый метод развития выносливости человека на холоде, который вы исследовали в экспедиции в Гималаях?

— Долгое время считалось, что согреться на холоде можно только с помощью физической активности. Вышел мужик на мороз, стал дрова рубить или снег кидать — и согрелся. Но упускали тот факт, что с топором или лопатой в руках очень быстро устанешь. А как только прекратишь работать, снова начнешь остывать… Эта проблема очень актуальна для спортсменов зимних видов спорта — например, лыжников. На соревнованиях они долго ждут начала, потом бегут свои километры, а потом снова ждут — объявления результатов. Ждут и мерзнут.

С флагом Университета — в Гималаях. Экспедиция на перевале Ротанг (3500 м над уровнем моря). Октябрь 2009 г.

Однако существует и другой опыт: тибетские монахи или индийские йоги могли долгое время находиться на холоде даже без одежды. Самое полное и подробное описание этого феномена приведено в книге французской путешественницы Александры Давид-Неэль «Маги и мистики Тибета». А иллюстрацией может служить картина Николая Рериха «На вершинах», где изображен обнаженный отшельник, сидящий в позе лотоса в горах, а под ним растаявший снег… Значит, йоги производили достаточное количество тепла, чтобы не чувствовать холода. Откуда же тепло берется? Как выдержать холод без дрожи? Этим вопросом мы и занимаемся уже несколько лет.

— А разве нельзя согреться мышцами?

— Да, тепло мышцы производят, но они согревают окружающее пространство. Работает второе начало термодинамики — фундаментальный закон природы: тепло уходит наружу, а внутренности согреть не может… Внутренние органы поддерживают постоянную температуру тела (около 37 градусов), а поверхность тела на холоде остывает до 28 градусов. Тепло от мышц может двигаться по градиенту температуры только в сторону холода.

Тибетских монахов изучал профессор Гарвардского университета Герберт Бенсон в 80-е годы
ХХ века, но почему-то… при комнатной температуре 16–23 градусов. Резервы человеческого организма исследовались в советские годы в Институте медико-биологических проблем РАН. Там ученые работали на космос, исследовали ситуацию приземления космонавтов зимой в Сибири. Добровольцы-испытуемые в их опытах находились целый час в климатической барокамере при температуре минус 60 градусов в разреженном воздухе и на ветру.

Советский биофизик (австриец по происхождению) Карл Сигизмундович Тринчер в конце 1950-х открыл механизм производства тепла в… легких. Он же обнаружил и необходимые для этого условия. В легких производится большое количество тепла, а кровь, проходящая через легкие, согревает все внутренние органы — при гипоксии. Именно гипоксия (недостаток кислорода) запускает механизм теплопродукции в легких. Так наука биофизика объясняет феноменальные результаты йогов.

ПОЧЕМУ ЙОГИ СТРЕМЯТСЯ В ГОРЫ
— И вы отправились в Гималаи — зачем?

— В январе 2007 года в Токсово мы с Анатолием Ивановичем Ивановым при температуре минус 20 градусов высушили на себе мокрые простыни, повторив тибетские испытания на холодоустойчивость. Этот наш эксперимент на самих себе зафиксировали операторы киностудии «Фараон».

И эта же киностудия организовала экспедиции в горы — на Эльбрус в июле 2007-го и в Гималаи в мае 2008-го. А в августе 2009 года мы ездили на Эльбрус вместе с учеными из Института медико-биологических проблем РАН (из Москвы).

Стало ясно, почему йоги стремятся в горы. Не потому, что там воздух чище, особенная гармония или к Богу ближе. Просто в горах естественные условия высотной гипоксии. И те практические приемы, которые на равнине требовали бы долгого обучения и тренировки, в горах осваиваются гораздо быстрее. Поэтому и мы проводим свои исследования в горах. Условия высокой гипоксии можно создать и здесь, такая аппаратура есть, но у нас нет к ней доступа. Например, в Военно-медицинской академии установлен термобарокомплекс, который идеально подходит для наших исследований — надеемся, что военные специалисты проявят конструктивный интерес.

В Гималаях мы были три раза. Основная цель — поиск носителей практики йоги «Туммо» и сравнение их достижений с нашими. В мае 2009 года мы хотели добраться до тех мест, где живут отшельники-йоги. Но тогда лавина перекрыла дорогу, и мы попали под обильный снегопад.

Под водопадом Джана в Гималаях (3000 м) в октябре 2009 г.

А в октябре мы сидели под водопадами, под ледяной водой, по 40 минут. Было мало народу, всего пять человек. Им интересно: они получают данные о себе, на результатах собственных анализов видят явное улучшение здоровья. До экспедиции у этих людей был высокий уровень холестерина (высокий риск атеросклероза). А в результате упражнений в горах уровень холестерина у них снижается до нормы — всего за две недели. Никакими другими методами такого результата нельзя достичь — даже горноклиматическим лечением в санатории… Но мы не занимаемся лечением, хотя результат и зафиксировали. И поскольку решение проблем атеросклеротических изменений в сосудах для многих актуально, это стало для них хорошим стимулом поехать с нами в горы.

— Вы специально брали с собой больных людей?

— Они не совсем больные. Это люди, которые знают о плохом состоянии своей сердечнососудистой системы, им назначено лечение, но они еще вполне жизнеспособны. В Институте медико-биологических проблем отбор посерьезнее — там испытуемые предварительно проходят специальное медицинское обследование. В горные экспедиции мы берем желающих в рамках научного туризма, поскольку финансирования нет.

УЧИМСЯ ДЫШАТЬ И ГРЕТЬСЯ
— Что такое: задержка дыхания?

— Имеется в виду задержка дыхания на выдохе. Вы спокойно вдохнули, выдохнули и задержали дыхание. Начальные навыки йоги «Туммо» зимой тренировать легче. Когда шагаете по улице и чувствуете, что замерзаете, нужно задержать дыхание после энергичного выдоха и в быстром темпе идти не дыша. Вы почувствуете, что у вас начинают согреваться пальцы рук, которые уже начинали неметь на морозе, пальцы ног, которые уже не двигались. То тепло, которое родилось в легких, начнет разливаться по организму… И так вы можете повторить несколько раз, пока окончательно не согреетесь.

Вы обнаружите, что этот навык нарабатывается довольно быстро. А когда научитесь согреваться, можете одеваться полегче даже при крепких морозах — чтобы не перегреваться в метро.

— В ноябре, когда была угроза нашествия гриппа, видимо, вся страна должна была изучать эти способы? Чтобы люди не заболевали…

— Точно. Легкие — это входные ворота инфекции. Но микробы и бациллы входят туда только если легкие холодные. А если в легких производится основное тепло, то оно и является тем барьером, который противодействует любой инфекции. Главный барьер — это даже не иммунитет, а теплопродукция в легких. Если изо рта идут клубы пара, все в порядке.

Как только человек начинает остывать, дело плохо… Русское слово «простуда» — от слова «остывать». Площадь контакта легких с внешней средой — около 150 кв.м, любая инфекция может воздействовать. На холоде выживают теплокровные животные, у которых работает легочный термогенез, а холоднокровные — либо впадают в анабиоз, либо погибают.


— Долго ли нужно тренироваться, чтобы достичь видимого эффекта?

— Недавно ко мне на семинар пришел молодой человек, который прежде был далек и от йоги, и от спорта. Освоил упражнения за один день. Еще два дня пробовал асаны на морозе, а на третий — с него уже пот пошел! Эффект поразительный, даже меня удивляет — потоотделение на морозе, с точки зрения современной физиологии, прежде считалось невозможным. Такой феномен надо изучать… Ведь потоотделение нужно, чтобы вывести из организма избыток тепла, и на морозе потоотделение естественным образом прекращается. А тут парень потел при минус 14! Никто другой этого не может, я тоже не могу. Хотя сидел раздетый при разных минусовых температурах, вплоть до минус 15, и при ветре — до 20 м/сек (можете представить: ветер в горах рано утром!)

ЛЕЧИМ ГРИПП И АРТЕРОСКЛЕРОЗ
— Можно ли с помощью йоги лечить грипп?

— Не только грипп, даже туберкулез лечили в горных санаториях, и довольно эффективно. Почему был такой результат, объяснили только недавно — Тринчер понял, что излечение происходит благодаря горной гипоксии. Он пытался обратиться к нашим фтизиатрам, но не был услышан. Вместо реальных причин говорили о чистом воздухе в горах, особой ключевой воде, солнечных ваннах. Но эффект излечения наблюдался, только когда человек подымался в горы — и попадал в условия гипоксии. А не тогда, когда просто дышал чистым воздухом.

Горные санатории существуют до сих пор — туберкулезного больного санитарки там «запаковывают» в плед и укладывают в кресло на склоне горы — вот и всё лечение, собственно: больные просто дышат морозным горным воздухом. Но если бы врачи знали причины излечения от туберкулеза, то эффект мог бы быть более значительным. Ведь можно включить сочетание гипоксии высокогорной и гипоксии рабочей — мы для этого добавляем физические упражнения на холоде. То есть нужно заставить больного двигаться на морозе. И еще включать в пищу жиры — а они были в народной медицине именно как средство для лечения туберкулеза.

— А жиры-то тут при чем?

— Тринчер прямо называл: во время термогенеза в легких «горят» жиры. Мы в эксперименте подтвердили: если человек делает йоговские практики на холоде с задержкой дыхания, то происходит понижение жиров крови.

Исследования на Эльбрусе (4200 м), август 2009 г. Совместная научно- исследовательская экспедиция СПбГУ и Института медико-биологических проблем (Москва). Рядом с Р.С.Минвалеевым — руководитель экспедиции, д.т.н. Ю.А.Беркович, мастер спорта по альпинизму.

Жир (лучше диких животных) нужно съесть перед упражнениями. Мы проверяли эффект барсучьего жира в экспедиции на Эльбрусе в 2009 году. На станции «Приют одиннадцати» (высота 4.200 метров над уровнем моря) рано утром, при очень сильном ветре, мы изучали, что происходит с жирами крови после приема барсучьего жира. Мы видели: вначале содержание жира в крови нарастает. И если спокойно сидеть (у нас была группа контрольных испытуемых), продолжает нарастать. А у человека, выполняющего упражнения на холоде (таким был я), количество жира в крови сначала поднимается, а потом падает. Хотя всасывание жира из кишечника шло, но у меня количество жира в крови падало. Потому что я сидел обнаженный на морозе, на ветру.
Пытались изучать испытуемых с помощью тепловизора, но он фиксирует температуру только на поверхности тела — и показал стандартное понижение температуры. Вот если бы посмотреть на тепловизоре парня, который потеет на морозе, то, может быть, зафиксировали бы повышение температуры непосредственно перед потоотделением.

— А почему барсучий жир? Зачем такая экзотика?

— У животных жиров — более длинная цепочка молекулы. Выражаясь языком автомобилистов: у этого «топлива» — более высокое октановое число. При расщеплении такой жир дает больше энергии. Молекула жира — это глицерин, к которому прикреплены жирные кислоты. И самые длинные молекулы — у жиров диких животных. А у растительных жиров — короткие молекулы, и они дают меньше энергии при расщеплении (при разрыве химических связей).

И нам стало ясно, как нужно применять барсучий жир. Принимать — перед выходом на улицу, минут за 20, чтобы дать время на всасывание из желудка в кровь.

— При каких температурах шли исследования в горах?

— В горных условиях температуру невозможно четко зафиксировать — она изменяется постоянно из-за ветров, солнца, облаков. Именно по этой причине мне интересны опыты в термобарокамере — там можно за температурой следить постоянно… А для съемок кино условия гор, наоборот, привлекательнее. Сидят обнаженные люди на фоне горных пиков или ледников — экзотика в чистом виде! Зрелищное действо на фоне природных красот.

ЧТО ДАЛЬШЕ?
— Ринад Султанович, вы не только физиолог, но и востоковед. И к изучению йоги пришли давно. Как вы сейчас ее оцениваете?

— Действительно, по образованию я востоковед (тюркской филологией занимался у профессора С.Н.Иванова), мусульманин по рождению, но атеист. В 1990-е годы перевел с немецкого языка книгу Дитриха Эберта «Физиологические аспекты йоги». Предисловие к ней написал академик А.Д.Ноздрачев, он же стал моим научным руководителем при работе над кандидатской диссертацией.

Фраза «Йог, выполняя пранаяму, вспотевает до кончиков ногтей» гуманитарию ничего не говорит, а мне, физиологу, говорит о многом: речь идет о теплопродукции. Йога может быть оценена только в сочетании гуманитарного и естественнонаучного подхода.

У йогов объектом воздействия является физическое тело, его законы существовали давно и поэтому упражнения йогов всегда работают. Йоги эмпирически нашли способы использования законов существования физического тела — а потом добавили религиозную интерпретацию. Если исходить из материалистической научной позиции, то не дух первичен, а материя — всё остальное выдумки, результат действия ума. Запредельных парадигм не нужно, чтобы описать, откуда йоги берут эту энергию. Все вопросы решаются в рамках науки физиологии — и теоретически, и практически. Я много изучал йогу, в разных вариантах. Это открытая практика, в Индии йогой в школах занимаются, как у нас физкультурой. И мой опыт говорит, что апелляция к мистике — это прикрытие своего незнания.

— В каком направлении будут развиваться ваши исследования?

— Мне интересно применение новых методик. Например, с помощью газоанализатора хочу посмотреть, что выделяется при дыхании на холоде. Там должны «лететь» обломки молекул жиров… Такие приборы существуют, с их помощью пытаются ставить диагноз — по исчезающее малым концентрациям веществ, содержащимся в воздухе, выдыхаемом больным человеком. Вместо того чтобы анализ крови делать — по выдоху можно определять заболевания.

Или взять методику «меченых жиров». Пометить принимаемый жир радиоактивными метками, чтобы посмотреть, куда он движется. Эта методика применяется для оценки разных вариантов ожирения. А для меня было бы большой удачей обнаружить меченные обломки жиров в выдыхаемом воздухе. Это станет одним из доказательств того, что легочный термогенез реален. Тринчер догадался о его существовании, но строго доказать не мог. Знание ведь строится не на вере, а на сомнении.

В следующий раз в Гималаи мы поедем в июне — через перевал Ротанг в долины Спити и Лохул, где огромное количество монастырей. И где мы надеемся найти монахов, которые согласятся принять участие в наших испытаниях.

Евгений ГОЛУБЕВ
Фото из архива Р.С.Минвалеева

источник: http://journal.spbu.ru/wp/?p=1123

Возврат к списку